фото гравмассы

2017-09-20 12:52




- Дорогой, давай я перекрашусь в блондинку? - Милая, но зачем усугублять-то?


Семь крыльев, пять хуев - что это такое? - Семикрылый пятихуй.






Проблема гложет, мучает меня, От огорченья ногти я грызу: До Дня рожденья Пушкина - два дня, А я пока что - ни в одном глазу.


«Вместо покойника вынесли меня» В актёрской среде панихиды тоже порой напоминают шоу. Трагедия, фарс - всё вместе. - Хоронили Олега Николаевича Ефремова, - вспоминает Александр Ширвиндт. - Панихида подходила к концу. Я сидел в зале и вдруг услышал, как кто-то около сцены упал в обморок. Кто упал, не было видно, а чем закончилась эта история, я узнал через несколько дней. Ко мне подходит мой старинный друг Анатолий Адоскин, интеллигентнейший, мягкий, тонкий человек и ироничный до мозга костей. - Ты представляешь, что со мной произошло, - говорит он. - Я же упал в обморок на панихиде Олега. Оставалось несколько минут до выноса Олега, весь Камергерский переулок заполнен народом, и вдруг выносят меня. Правда, вперёд головой. Я понимаю, что надо хотя бы пошевелиться, но я слаб. Начал думать, что вот так же выносили Станиславского, Немировича-Данченко. И тогда я немножко привстал...